Russian

Мы не удивлены.

Мы – художники, администраторы, ассистенты, кураторы, режиссеры, редакторы, преподаватели, галеристы, стажеры, ученые, студенты, писатели и другие работники сферы визуального искусства. Нас сексуально преследуют, унижают, инфантилизируют, презирают и запугивают те, кто находится на руководящих должностях, те, кто контролируют доступ к ресурсам и возможностям. Мы молчали долго, под угрозой тех сил, которые имели над нами власть, обещали институционную поддержку и предлагали карьерный рост.

Мы не удивляемся, когда кураторы предлагают выставки или поддержку в обмен на сексуальные услуги. Мы не удивляемся, когда галеристы романтизируют, сводят к минимуму и скрывают сексуально оскорбительное поведение художников, которых они представляют. Мы не удивляемся, когда встреча с коллекционером или потенциальным покровителем превращается в предложение сексуального характера. Мы не удивляемся, когда нам мстят, за отклонение подобного предложения.  Мы не удивлены, когда Найт Ландесман (бывший издатель журнала Артфорум – пер.) распускает руки во время художественной ярмарки, одновременно обещая помочь в карьере. Злоупотребление властью не вызывает удивления.

Это открытое письмо – результат обсуждений сексуальных домогательств в нашей области, в свете недавнего разоблачения сексуальных домогательств со стороны Найта Ландсмана. Наш разговор идет дальше этой истории и переходит на международный уровень. Трудная работа по защите справедливости часто ложиться на плечи женщинам и выполняется ими, а также расовыми меньшинствами, транс и гендерными нон-конформистами. Наша действенность основана на том, чтобы очень серьезно относиться к этому перекрестку и не исключать других подтверждающих факторов, которые способствуют предвзятости, исключению и злоупотреблению властью. Эти дополнительные факторы включают, но не ограничиваются ими, расовую, гендерную идентичность, сексуальную идентичность, способность, религию, класс, политическую позицию, экономический и иммиграционный статус. Необходимо оперативно ставить в известность друг друга о случаях широко распространившегося сексизма, неравном и неадекватном обращении, притеснениях и сексуальных домогательствах, которым мы регулярно, широко и остро подвергаемся.

Многие институции и частные лица, обладающие властью в мире искусства, придерживаются риторики феминизма и справедливости исключительно в теории, зачастую получая финансовую выгоду от своих неубедительных заявлений о прогрессивной политике, на практике, при этом, сохраняя репрессивные и вредные сексистские нормы. Те, кто у власти, игнорируют и оправдывают случаи сексуального преследования и деградации, или сами этим занимаются, создавая среду принятия и соучастия во многих более серьезных противозаконных злоупотреблениях властью.

Одна отставка издателя одного известного журнала не решает более масштабную, более сложную проблему: мир искусства поддерживает унаследованные силовые структуры ценой этического поведения. Подобные злоупотребления происходят часто и в больших масштабах в этой сфере. Нас заставляют молчать, отстраняют от работы, обвиняют в “излишней чувствительности”, нам часто угрожают, когда мы пытаемся выводить на чистую воду сексуальное и эмоционально оскорбительное поведение.

Мы не будем больше молчать.

Мы будем осуждать тех, кто будет продолжать эксплуатировать, заставлять молчать и увольнять нас. Ваши действия перестанут быть секретом, о котором мы ранее могли рассказывать друг другу только шепотом из-за страха остракизма, встречных обвинений и того, что нами будут гнушаться в профессиональной среде. Мы принимаем решение высказываться в тех случаях, когда мы видим злоупотребление властью, а также потребовать от организаций и частных лиц серьезно отнестись к нашим касательствам и выявлять подобные инциденты независимо от пола нарушителя.

Мы больше не собираемся игнорировать снисходительные замечания, своенравные руки на наших телах, угрозы и запугивания, завуалированные под флирт, или отмалчивание амбициозных коллег. Мы не потерпим устыжения или неверия, и мы не будем терпеть обвинения, которые возникают при наших высказываниях. Мы не будем вступать в «целевые группы» для решения проблемы, которая совершается по отношению к нам. Мы предоставляем определение сексуальных домогательств, для тех, кто испытывает чувство бессилия, для того, чтобы они могли указать на документ, который поддерживает безопасную рабочую среду для всех.

Мы, нижеподписавшиеся, те, кто испытал насилие и те, кто стоит в солидарности с ними, призываем художественные учреждения, советы и коллег рассмотреть свою собственную роль в сохранении различного уровня сексуальной несправедливости и злоупотреблений и задуматься над тем, как они планируют разбираться с этими проблемами в будущем.

Сейчас нас слишком много, чтобы заставить нас молчать или игнорировать.
Имея в виду, то что мы перенесли и засвидетельствовали, это письмо не должно удивлять.

Это письмо посвящено памяти феминистского искусствоведа Линды Нохлин (1931-2017), чья деятельность, дух и произведения были источником вдохновения для нашей работы.

#NOTSURPRISED
Instagram: @notsurprised2017
Twitter: @Not_Surprised1
Facebook: notsurprised2017

Это письмо является первым общественным шагом. Мы будем продолжать обращаться к этим проблемам и решать их в рамках более масштабного процесса, создавая следующие этапы с помощью полученных нами отзывов. Небольшие редакционные изменения были внесены до 23:00, 29 октября 2017 года EST.

Изображение: Дженни Холзер, злоупотребление властью не вызывает удивления (1982)
Фото: Джон Маршалл. Предоставлено: Джейн Диксон. © Дженни Холзер, Общество прав художников (ARS), Нью-Йорк.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ СЕКСУАЛЬНОГО ДОМОГАТЕЛЬСТВ

Сексуальное домогательство – это вид злоупотребления властью, которое может происходить на уровне частных лиц или целых институций, использующих сексуальное поведение для того, чтобы контролировать, унижать, запугивать и всячески стеснять другого человека, вызывая чувство постоянной тревоги.



Сексуальное домогательство может происходить между любыми лицами, независимо от их сексуальной ориентации или гендерной принадлежности.



Сексуальное домогательство редко связано только с сексуальным желанием. Зачастую сексуальное поведение используют в качестве инструмента или оружия при злоупотреблении властью и своим положением. 



Подобное поведение является хищническим и манипулятивным и часто используется для утверждения собственного превосходства или для доминирования одного человека над другим.

Сексуальное домогательство – это любое принуждающее поведение сексуального характера, оно может принимать различные формы. Это может быть физический контакт против воли, как позитивные, так и уничижительные комментарии о внешнем виде или одежде человека, комментарии по поводу сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека, вопросы о сексуальной жизни человека, предложения неприемлемых сексуальных отношений, нежелательные приглашения и флирт, демонстрация материалов сексуального характера, вызывающих дискомфорт, преподнесение нежеланных интимных подарков, catcalling (свист) или “волчий свист” (wolf-whistling), вожделенные взгляды или преследование жертвы.



Сексуальное домогательство не всегда происходит при личном контакте. Оно может осуществляться по электронной почте, через отправку изображений сексуального характера, в социальных сетях, по телефону, через текстовые сообщения или с помощью других медиа. Для того, чтобы действия или слова сексуального преследователя считались домогательствами, не обязательно, чтобы он лично признавал их таковыми.



Жертва сексуальных домогательств может хорошо знать нарушителя или видеть его (ее) впервые. Такое неприемлемое поведение может быть однократным или происходящим в течении длительного периода. Жертва может сталкиваться с ним на работе или в других ситуациях. Жертва может состоять в профессиональных или иных социальных отношениях с преследователем. Она может внешне проявлять согласие, соглашаться на акт домогательства и даже поддерживать отношения со своим насильником. Жертва может принимать участие в нежелательных встречах, которые являются домогательством, даже если при этом жертва и насильник ранее имели консенсуальные (романтические) отношения.



И это не значит, что подобное сексуальное поведение приветствуется жертвой. Если оно нежеланно, то может считаться сексуальным домогательством независимо от обстоятельств встречи или типа отношений. Жертва не обязана аргументировать свой отказ от отношений.



Сексуальное домогательство крайне разрушительно для жертвы и может принести ей серьезный психологический ущерб. Если сексуальные домогательства происходят на работе, в школе или в институциональной среде, то это может существенно снизить работоспособность жертвы, нанести удар по ее карьерным достижениям и репутации. Сведение людей только к их сексуальности подрывает их профессиональные навыки и способность к сотрудничеству.



Осуждение и обвинение жертвы в том, что она или он позволили сексуальные домогательства, является отрицанием опыта жертвы. Зачастую так делают люди, к которым жертва обращается за помощью. Это поддерживает культуру замалчивания и утаивания, которая также способствует возникновению злоупотреблений властью.

Сексуальные домогательства часто используют те, кто находятся у власти, чтобы утвердить господство и контроль над подчиненными. По этой причине жертве сексуальных домогательств может быть тяжело и рискованно высказываться. Из-за того, что такое злоупотребление властью носит сексуальный характер, риск зачастую усугубляется стыдом и смущением.



Жертвы сексуальных домогательств  могут не говорить о происходящем в течение нескольких месяцев или лет. Зачастую о таком поведении не сообщается никогда.  Из-за боязни мести жертвы не всегда могут решиться открыть свое имя. Даже если с момента домогательств прошло большое количество времени, жертва имеет право требовать признания совершенного действия таковым.